Рецензия на фильм «Андрей Рублёв»

Третий раз смотрю этот фильм в кинотеатре – мне повезло!;) Вообще-то я не очень понимаю, что люди забыли в кинотеатрах: разве что охота потусоваться. Дешевле и удобнее смотреть фильмы дома: никто не хрустит под ухо, не комментирует пьяными голосами, звук можно прибавить или убавить, можно остановить в любой момент… Ну и т.п. Чего объяснять: люди моего типа и так поймут, а завсегдатаи кинотеатров и так не поймут.;)) Я хотела сказать: всегда найдут, что возразить.

 

Но по-моему, существует крайне мало фильмов, которые стоило бы смотреть на большом экране. На мой взгляд, всяческие суперспецэффекты (без капли смысла) вообще недостойны просмотра, достойный звук можно устроить дома с помощью мало-мальски сносных колонок… Чаще всего в фильмах вообще нет ничего, что требовало бы к себе пристального внимания: даже мультик «Падал прошлогодний снег», напичканный прикольными мелкими деталями хорошо просматривается на обычном телеке (как все мы знаем по собственному опыту). В фильмах же всё гораздо крупнее, и если надо разглядеть жалостливые глаза героини, то их обязательно покажут на весь экран, а вот количество бусин в её ожерелье вряд ли действительно важно, хотя в кино есть шанс рассмотреть и это.

 

Но вот смотрела я в кино «Преступление и наказание» с Георгием Тараторкиным – это действительно было не зря! На большом экране обращаешь внимание, какие длинные у актёра пальцы, какие грязные стены у него за спиной (а не просто серые, как по телевизору). Фильм чёрно-белый.

 

«Андрей Рублёв» – тоже чёрно-белый, и на большом экране смотрится гораздо выразительнее, до мелочей видны все «красивости» стиля Тарковского: драная одежда героев, сочная грязь под ногами, всклокоченная бородёнка, трещины на старой иконе… Кроме того, фильм очень неспешный, и хорошо смотреть его в зале, где сидишь и не дёргаешься, раз уж всё равно пришёл:), тогда как дома слишком суетливо и надо либо намеренно отрешиться от вмешательств извне, либо постоянно будут соблазны отвлечься.

 

«Андрей Рублёв» и «Зеркало» – имхо, лучшее, что есть у Тарковского. И каждый раз многое в них забываешь, и пересматриваешь чуть ли не заново. И ясно, что судьба Рублёва – во многом, додумки режиссёра, но тем не менее такой правдивый получился фильм! Такие настоящие, грязные одежды крестьян – не то что идиллически-белые рубахи в современной экранизации «Отцов и детей». Такое странное, параноидальное шествие камеры – хочется следить за ней, не отрываясь, хочется её опережать, и она угадывает направление, в котором ты продолжаешь поводить глазами… Прямо-таки нестандартное построение драк: люди продолжают падать (я верю!) даже когда камера уже их не снимает. Раненый человек переворачивается через ограждение с самого края кадра, его еле заметно – представляю, как то же самое сделали бы в Голливуде: падать строго по центру и как можно эффектнее! Эти немотивированные детали: ни с того ни с сего летящие гуси, о которых уже все уши прожужжали в телепередачах про Тарковского. Ситуации, словно случайно выбранные для фильма из многих других.

 

Разумеется, мне больше нравятся эпизоды не кровавые, а, так сказать, «теософические»: разговоры и странствования иконописцев. Они завораживают. По мне, так излишняя историчность даже мешает этому фильму (раскомандовалась, ага;)). Но в самом деле, спор о радостях жизни с легкомысленным учеником иконописцев – вечен, а убийство этого юного ученика всего лишь вызывает жалость в худших традициях Голливуда. Нет, ну не так, конечно:), но всё-таки второе – только часть сюжета, а сюжет для великих фильмов – как мы знаем, не главное.

Андрей Рублёв

 

Смотрела я в этот раз ту самую восстановленную версию, когда освежили краски последних 10 минут фильма (показывают живопись Рублёва в цвете). На сайте «Мосфильма» хвастаются, что восстановили они настолько качественно, как даже не Тарковский снимал, а как иконы выглядели во время написания их самим Рублёвым! О_о Если честно, я не уверена, что Тарковский «был бы счастлив» (с): он ведь снимал вовсе не глянцевое кино (иначе бы перед съёмками подметал улицы и отстирывал одежды своих героев), и неидеальное состояние иконы наверняка виделось ему более фактурным. Таким образом подводится итог жизни его героя: Рублёв трудился и сомневался, а теперь вот что от него осталось спустя столько времени. Вот какое наследие он оставил своим дальним потомкам, вот какие предметы материального мира свидетельствуют перед нами о его духовном пути. Ни люди, ни картины не вечны – но вечны выношенные, выстраданные идеи. Произведения Рублёва реставрируют по мере возможности, теперь и за произведения Тарковского взялись. Мы, обычные люди, пытаемся понять, что двигало ими, а они пытались понять, что двигает нами – такими, какими мы были тогда: обычными крестьянами, воинами, монахами.

 

Впервые в этот раз я подумала, что иконы, демонстрируемые в финале, перекликаются с содержанием фильма: лицо Иисуса напоминает интеллигентно-удлиннённое лицо киношного Рублёва, лежащий на скамейке человек – это Феофан Грек и т.п. Хотя, возможно, это я уже слишком надумала.:)

 

Я тут скорее субъективных глупостей написала, чем фильм проанализировала, поэтому напишу ещё одну. Я однозначно считаю, что Тарковского надо смотреть с точки зрения эстетики: это, так сказать, «визуальное» кино. Сюжет здесь есть, но попытки следить за ним огорчают меня: кино сразу кажется менее глубоким. Лучше просто сидеть, в трансе следить за траекториями камеры и балдеть!:) Кроме всего Тарковского, могу привести в пример «Мертвеца» Джармуша или «Коянискацци» Годфри Реджио: когда безвольно и ошалело смотришь всё, что тебе покажет режиссёр, а потом сказать о фильме ничего не можешь, кроме того, что он крутой – это и есть «визуальное» кино в моём понимании.

10.01.2009

Все рецензии на этот фильм (2)

Оставить комментарий (потребуется вход)

Другие рецензии этого автора

Оставьте свою рецензию на этот фильм (потребуется вход)



Информация о фильме