Рецензия на книгу «Джен Эйр» — Шарлотта Бронте

Сколько лет назад, как вы думаете, сняли первую экранизацию этого романа? Двадцать? Сорок? Пятьдесят? Попробуйте угадать и запомните цифру. Правильный ответ в конце этого текста, он вас удивит. А я пока развлеку вас историей о том, как так получилось, что я — здоровый мужик с высшим техническим образованием на совести — вообще взялся рассуждать о женском романе.

Я коротал ночь в аэропорту провинциального города, убивая время в ожидании самолёта, который бы увёз меня домой. Когда я слонялся по залу ожидания, на глаза мне попался столик под самописным плакатом «Возьми книгу в дорогу!». Стол был завален бесплатными книгами, которые — как и всё бесплатное на этом свете — в руки совсем не просились. Все они были исключительно советских времён рождения, да и повествовали в основном о подвигах комсомольцев на Целине.

Но среди них был потрёпанный томик «Джен Эйр». Пару слов о томике — он уже сам по себе был памятником эпохе: в клейкой суперобложке (такая, помните, её надо было приглаживать утюгом), с указанными на заднике ценой (2р. 30к.) и тиражом (400 000!), а также аннотацией, гласящей, что «роман смело обличает уродства буржуазного строя». Да, четыреста тысяч читательниц для одной допечатки одного издания кажутся фантастикой в наше время. Но я тогда рассудил, что количество романтически настроенных советских девушек в той огромной стране было значительным. И это ведь за несколько лет до того, как на прилавок лёг первый глянцевый женский журнал, а по телевизору в первый раз показали рабыню Изауру. То есть, у Джейн было не так много конкурентов. Ну и это ведь классика женского романа, что вы хотите — рассудил я. Может, я был и прав, но дело, как оказалось не только в этом.

Книгу я в детстве читал. В детстве я читал вообще всё: от медицинской энциклопедии до «Васька Трубачёва и его товарищей». Потому содержание смутно, но помнил. Не без любопытства пролистал несколько первых страниц... и не смог остановиться. Когда самолёт с большой задержкой таки сел во Внуково, я уже был на середине. Таращил красные от бессонной ночи глаза в коричневато-жёлтые страницы и листал, листал, листал. Книга крепко схватила за горло: сквозь штампы, сквозь предубеждения, сквозь архаизмы и ляпы переводчика пробивали чёткая незамутнённая мысль, яркое чувство и характер писателя. Как будто в музее любопытный исследователь включил древний, потемневший от времени и безделия патефон. И он заиграл: сквозь пыль и паутину, наросшую в медной глотке, полилась мелодия. И вливалась она не голову через слух, а будто бы, растворяясь в воздухе, с дыханием — сразу в грудь. Чтобы накопиться в тебе щекочущим комком в горле.

Да, книга переполнена сантиментами, вычурными монологами и натянутостями; да, герои бьются о викторианскую мораль, как рыбы о лёд, пуча глаза и надувая щёки; да, сюжет сколочен из штампов викторианского романа. Правильно замечают литературоведы: этому тексту для полного комплекта банальностей не хватило только примирения главной героини с обидчицей-тётушкой и внезапного появления на страницах падшей женщины из прошлого Рочестера. Остальное всё есть.

Но книжка побеждает скептический настрой читателя, как её юная, слабенькая-страшненькая героиня побеждает своих могучих соперников и жизненные невзгоды. То ли обаянием, то ли — больше — правдивостью и цельностью персонажей. Говорят, современному читателю не понять мотивы самоубийства Карениной. Потому что сейчас таких проблем нет: захотел — развёлся. А в 19-м веке (Джейн родом из него же) не то, что с этикой было всё по-другому — законы семейного кодекса были другими. А уж моральные сложности англичан того века понять ещё сложнее, чем метания наших предков. Но по прочтении книги не остаётся недоумения. Сижу, читаю, чувствую: правда написана. Правда — и всё тут.

Ещё не без удовольствия обнаружил то, что осталось незамеченным при первом давнем прочтении: книга имеет второй, вполне очевидный, слой: предложение замужества от Сент-Джона зеркалит предложение Рочестера. Вам не показалось? Для Джейн остаться с Рочестером означало отринуть мораль, а принять предложение кузена —- напротив — означало отказаться от мирской жизни и посвятиться себя миссионерству. Джен Эйр выбирает некий свой путь, неназванный, но угадываемый. Что это за путь, я не берусь сформулировать. Но и Шарлотта Бронте не взялась. Я думаю, если бы она смогла, то не стала бы писать роман. Быть может, люди для того и пишут длинные книги, чтобы рассказать то, для чего конкретных слов не находится. Каждому приходится выбирать между удовольствиями и долгом. Если воспользоваться христианской лексикой, то между праведностью и мирскими благами. Вы заметили, как изменились её отношения с Рочестером-калекой?... Вот где-то там и ответ, мне кажется. У одной из сестёр Бронте был особый дар: собирать из кубиков литературных штампов фигуру удивительной красоты и смысла. Нет, я не призываю вас искать в этом романе скрытый смысл, сам терпеть этого не могу. Его нужно почувствовать. Герои цепляются друг за друга, как шестерёнки в часовом механизме. Вращаются и трутся. А значит — в результате должно раздаваться тихое тиканье. Прислушайтесь.

Уверен, что именно этот родившийся за ширмой сентиментальной истории гордой сиротки и её романтической привязанности посыл и обеспечил в какой-то мере долгую жизнь этой книги. В 2010-м году первой экранизации романа исполнилось сто лет. Сто. Лет. Это был немой фильм. Что характерно, в 1910-м книге уже было 23 года, что для типового женского бульварного романа уже немалый срок. Вот, в 2011-м году сняли ещё один. Будем посмотреть. Я уверен, через сто лет тоже будут снимать очередной.

Лежащий на моём столе истрёпанный донельзя томик издания советских времён намекает на то, что империя, в которой из-под станка вышло это издание «буржуазного романа», тоже ушла в прошлое. Бесчисленные сиквелы и приквелы романа тоже забыты, а Джен Эйр всё так же твёрдо шагает по планете, стуча своими неказистыми башмачками из грубой буйволиной кожи по мостовым, по асфальту, по бетону, по блестящему кафелю современных торговых центров, по гасящему звуки мягкому паласу 3D-мультиплексов... Быть может, потому что ей есть что сказать?

 

07.09.2009

Комментарии

 

Алена, 09.09.2009

Да, "Джейн Эйр" - это шедевр! Читается на одном дыхании. А вот интересно, есть ли у Шарлотты Бронте ещё что-нибудь подобное? Читала роман "Городок" - нудновато:( Ожидала большего.

Юзерпик пользователя pavel

Павел Губарев, 09.09.2009

Увы, не знаю. Я вот только на днях осознал, что она вообще-то написала ещё несколько книг. Но у меня в очереди уже давно ещё та самая книга той самой её сестры.

 

Алена, 10.09.2009

Вы имеете ввиду "Грозовой перевал"? Читайте и делитесь впечатлением! А мне эта книга как-то не попадалась, хотя прочесть хочется.

Юзерпик пользователя pavel

Павел Губарев, 10.09.2009

Договорились!

Оставить комментарий (потребуется вход)

Другие рецензии этого автора

Оставьте свою рецензию на этот книгу (потребуется вход)



Информация о книге

Джен Эйр

Автор: Шарлотта Бронте

Оригинальное название: Jane Eyre

Год: 1847