Рецензия на альбом «Grains Of Sands» — The Mission

The Mission. Прекрасные неудачники.

Есть странная (и в высшей степени загадочная) категория музыкантов, которым хронически не везёт. У них есть всё, чтобы добиться славы и успеха – щедрые авансы публики и боссов звукозаписи, напористость, талант, но при этом они неизменно пребывают в тени. В этом смысле даже «культовым» музыкантам живётся легче – у них есть своя, пускай немногочисленная, но стабильная армия поклонников, которые простят и творческие неудачи, и многолетнее молчание; им, по крайней мере, ясно, для кого они творят. А вот судьба «неудачников» незавидна: нельзя плевать на коммерческие условности и в то же время – гнаться за модой, иначе в результате одни альбомы будут замечательны, другие – откровенно провальны. Поклонники у них, вроде, есть, но в их рядах ужасная текучка: стоит разок оступиться – и ты уже забыт, а твои фанаты перебежали в другой лагерь. Жизнь такого музыканта неблагодарна и полна опасностей, как труд миссионера, которому раз за разом приходится всё начинать с нуля. У него должен быть совершенно особый склад характера, чтобы в трудную минуту не терять присутствия духа. Пример группы, о которой пойдёт речь, в этом смысле очень показателен. В самом деле, судьба не любит случайностей, ибо – «Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт».

В этом смысле парни как в воду глядели, когда взяли себе название The Mission.

История этой неординарной команды началась в конце 1985-го, с расколом The Sisters of Mercy. «Сёстры милосердия» представляли собой классическую «культовую» true gothic-группу: харизматичный лидер Эндрю Элдрич в неизменных тёмных очках не пел, а скорее, декламировал мрачные тексты под разрежённый бас и холодный бит драм-машины. Гитарист Уэйн Хасси, присоединился к ним за год до распада и сразу стал основным аранжировщиком – его характерный «упругий» стиль игры придал мрачную элегантность первому альбому группы. Однако практически сразу назрел конфликт: Элдрич наотрез отказался петь его новые песни, настаивая на своём единоличном лидерстве, в результате чего Уэйн Хасси и басист Крэйг Адамс решили уйти, чтоб показать, чьи в лесу шишки. Поначалу казалось, что так оно и будет, но судьба почему-то упорно вставляла им палки в колёса. Прославленное имя после долгих разбирательств осталось за Элдричем; они назвались было The Sisterhood («Сестринство») и даже провели под этим именем удачные гастроли, но хитроумный Элдрич юридически отвоевал у них и это название. В итоге новую группу окрестили The Mission. Дебютный сингл Serpents Kiss возглавил независимый британский хит-парад, первый альбом был также встречен доброжелательно, но тут группа снова столкнулась с проблемой, связанной с названием – в Филадельфии уже существовала группа The Mission. Пришлось на территории США выступать под именем The Mission UK. После этого жизнь вроде как наладилась (если не считать нервного срыва у Адамса). Группа получилась своеобразная. Вокал Уэйна Хасси был не в пример ярче, чем у Элдрича, а творческий тандем Хасси-Адамс оказался удачным. «Миссионеры» быстро нашли своё звучание, став лидерами движения готов. Однако, при ближайшем рассмотрении, за характерным внешним обликом (грим, длинные волосы, чёрные одежды, серебро) таились очень странные музыкальные идеи – критики даже придумали для группы неуклюжий термин flower gothic («цветочная» готика).

Первое моё знакомство с творчеством Адамса и Хасси сотоварищи прошло как-то незаметно. Совершенно не помню, где и когда я впервые их услышал. В пору юношеского максимализма особенно ценишь верность выбранному стилю, и те же Sisters тогда впечатлили меня гораздо больше. Что касается The Mission, то они всегда пытались усидеть на двух стульях: их творчество находилось где-то между ортодоксальной готикой, «новой волной» и старым хипповым хард-роком. Эта помпезная (хотя и не лишённая приятности смесь) вызывала у меня подспудное раздражение. Для тяжёлого рока они были легковесны, плотная стена звука никак не вписывалась в рамки «новой волны», а с позиции готики у них были слишком пышные аранжировки, да и солист пел, как мне тогда казалось, чересчур эмоционально. Мне приносили альбом за альбомом; некоторые мне нравились, другие – не очень, но в итоге все они стабильно отправлялись на пыльную полку. Я не видел в них «изюминки», которая выделяла бы эту группу из серой массы твёрдых середнячков. Так продолжалось довольно долгое время, пока однажды мне в руки не попал один странный сборник.

Здесь, пожалуй, надо сделать отступление. Дело в том, что я не люблю сборные диски. То есть, хронически их не переношу. Как бы прекрасна ни была подборка хитов, она не даёт гармоничной картины, более того – мои вкусы часто не совпадают с мнением толпы. Я убеждён, что человека нельзя понять, не узнав всех его сторон, а в этом смысле каждый сборник однобок. Музыкальный альбом в наше время редко бывает простым набором песен, в их восприятии бывает важен даже порядок треков. Но в случае The Mission именно сборник заставил меня в корне поменять своё мнение. Только это были не хиты, нет.

Это был диск неизданных записей, «альтернативных версий» и прочих студийных отбросов.

В 1988 году «миссионерам» крупно повезло – их новую пластинку взялся продюсировать легендарный Джон Пол Джонс (в отличие от многих людей своего поколения, Хасси был большим фэном Led Zeppelin, и они быстро нашли общий язык). Результатом стал очень позитивный и мощный альбом Children. Год спустя группа выпустила не менее успешный диск Carved In Sand («Волны на песке») с такими хитами, как Into the Blue, Butterfly On A Wheel и душераздирающей Amelia, но потеряла в ходе изнуряющих гастролей гитариста Саймона Хинклера, после чего взяла вынужденный отпуск. Песен за эти два года было записано много, и вынужденную паузу заполнили сборником Grains Of Sands («Песчинки»). Он-то и заставил меня присмотреться к этой группе.

Первая композиция, Hands Across The Ocean – типичный «боевик», пожалуй, слишком жизнерадостный для этой группы («Ну, вот опять...» – помнится, разочарованно подумал я). Однако уже вторая вещь, The Grip Of Disease, заставила меня встрепенуться. «Иногда я чувствую себя Иисусом Христом, распятым на кресте...» – ничего себе начало! Эта мощнейшая вещь с атакующими барабанами и сильным привкусом Востока оказалась настоящей жемчужиной. Не подкачала и следующая, Divided We Fall, с гитарой, пущенной задом наперёд и очень необычным ритмом (всё-таки, уроки Джонса не прошли для группы даром). Когда подошла очередь Mercenary, я вдруг понял, что слушаю альбом с удовольствием, а кабарешная Mr. Pleasant так и вовсе привела меня в восторг! Песни оказались не просто хорошими – они были хорошими и РАЗНЫМИ. Дальше на диске оказалась фортепианная версия Kingdom Come, и она понравилась мне гораздо больше, чем оригинальный бодренький хит с пластинки Children. Фортепиано замечательно подчеркнуло густой баритон Хасси, придав этой песне необычайную глубину и трагичность. Следующие две вещи – Heaven Sends You и Sweet Smile Of A Mystery тоже оказались хороши, хотя по манере больше напоминали Dead Can Dance, чем «Миссию». Эти три несправедливо забракованные песни – триумф мрачной, рафинированной готики, чужеродные зёрнышки, лежачие камни в песчаной буре, которую музыканты устраивали на прочих дисках; они вполне заслуживали издания отдельным мини-альбомом. А вот ремикс песни Tower Of Strength не слишком отличается от оригинала, да и акустическая версия Butterfly On A Wheel (блестящего хита с альбома Carved In Sand) звучит, прямо скажем, не очень... Так же нарочито после неё слушается и песня Джона Леннона Love, исполненная Уэйном Хасси без аккомпанемента, под акустическую гитару. Однако всё это стоит вытерпеть, чтоб дождаться кульминации – финальной Bird Of Passage. Не зря, ох не зря Уэйн Хасси уже много лет лелеет мечту выпустить сольный фортепианный альбом! Этот мрачнейший, торжественный гимн с грандиозным крещендо – настоящая готическая альтернатива Битловской Hey Jude. Всякий раз у меня от неё возникает ощущение, что в зале гаснет свет, все зрители ушли, и группа играет только для меня одного. А это чувство дорогого стоит.

Это была очень неплохая работа, трагически неровная и возвышенно-прекрасная, и судьба-злодейка не упустила случая нанести удар. Выпуск этой «песчаной дилогии» был ошибкой – по-хорошему, в тот год им надо было выпускать двойной альбом: собрать всё вместе, выбросить дубли, дописать пару песен... Но даже это не главное. Одновременно с выходом Grains на мировую готическую сцену возвратился тёмный гений Эндрю Элдрич со своим новым диском Vision Thing – мощной, жёсткой гитарной работой в лучших традициях жанра. На этом фоне успехи «миссионеров» выглядели более чем скромными. С этого момента группу словно кто-то сглазил: раздираемая спорами и ссорами, «Миссия» встала на скользкую дорожку. На новых альбомах Masque, Neverland и Blue от былой смеси готики и «альбомного рока» не осталось и следа. Невольно возникал вопрос, стоило ли группам вообще разделяться, если обе в итоге пришли к тривиальному хард-року? Так или иначе, в 1996 году Хасси принимает решение о роспуске группы.

Самое нелепое, что с исчезновением The Mission исчезли и The Sisters of Mercy. Вот какие фортели порой выкидывает судьба.

В тот год я извлёк из пыльного угла все их альбомы, переслушал, и открыл для себя много нового – замечательные мелодии, экспрессивный вокал, причудливые гитарные «виньетки»... Имеет ли смысл начинать знакомство с творчеством «миссионеров» с этого альбома? Если честно, не знаю. Но пренебрегать им уж точно не стоит. Однако и это ещё не конец истории! В канун нового столетия Хасси внезапно решил продолжить свою «Миссию», группа собралась в «золотом» составе и выпустила блестящий альбом Aura, после чего совершила триумфальное мировое турне. Совсем недавно вышел их новый альбом God Is A Bullet.

Будете смеяться, но Элдрич тоже пробудился ото сна и даже, говорят, записывает новый диск.

Уэйн Хасси ныне живёт в Бразилии. Занятная, наверное, страна эта Бразилия... Как и все русские люди, я знаю о ней только то, что там «много-много диких обезьян», и туда ходят по морю «Дон» и «Магдалина». Но что-то же должно в ней быть, если там ищут вдохновения такие готичные люди, как Ник Кейв или Уэйн Хасси! Или это – их очередная миссия? А ведь я едва не прошёл мимо этой удивительной группы с её неповторимым звучанием и жуткими эпическими текстами, полными поистине библейской ярости и гнева. The Mission традиционно причисляют к готик-культуре, но, по-моему, эта группа находится вне времени и вне какого-то определённого стиля. Такие люди, как Джон Пол Джонс, не работают с середнячками. Если это неудачники, то неудачники прекрасные. Странно, что все потуги металлистов играть «христианский металл», вроде Angel, Stripes или нашего «Мономаха», выглядят просто идиотски, в то время как мрачнейшие готические рокеры говорят о боге, вере и грехе так прямо и убедительно. Впрочем, это относится далеко не ко всем. Много лет спустя я узнал, что родители Хасси – мормоны из Бристоля. В своё время они очень расстроились, когда Уэйн выбрал карьеру музыканта: мать и отец очень хотели, чтобы их непутёвый сын стал проповедником.

Зря расстраивались. По-моему, у него получилось.

03.12.2007

Оставить комментарий (потребуется вход)

Другие рецензии этого автора

Оставьте свою рецензию на этот альбом (потребуется вход)



Информация об альбоме

Grains Of Sands

Композитор /группа: The Mission

Год: 1990